Легендарный бразилец Эмерсон Фитипальди — один из немногих гонщиков, добившихся успеха как в Формуле 1, так и в IndyCar. Он также один из немногих, кто выступал за свою команду Формулы 1. Поклонники Формулы 1 знают историю ухода Эмо из McLaren еще до начала сезона 1976 года, как его называют фанаты, чтобы выступить за команда его брата Уилсона — Коперсукар-Фиттипальди.

Это оказалось плохим решением, и эти двое так и остались далеки от успеха, но сегодня мы вернемся к гораздо более ранней истории их совместной работы. В общем, это эксперимент 1969 года, в котором участвуют братья Фитипальди, сильно модифицированный VW Beetle или Turtle, как вы предпочитаете, и гонка «1000 километров Гуанабара» в их родной Бразилии.

В конце 1960-х Эмо уже выступал в Европе, но регулярно возвращался на родину, а зимой всегда предпочитал быть дома. В то же время Уилсон уже работает над своей мечтой иметь собственную команду в Формуле 1 и развивать серьезный бизнес: производить детали для тюнинга, гоночные рули, собирать машины для Формулы Ви и т. Д.

В октябре 1969 года Эмерсон вернулся домой, и они с Уилсоном обсудили возможность старта «1000 километров Гуанабары», поскольку оказалось, что их главной проблемой было отсутствие гоночного автомобиля …

В то время в гонке стартовали некоторые из сильнейших гонщиков Южной Америки, и такие автомобили, как Ford GT40, Alfa Romeo T33 и Lola T70, были в стартовом списке. Другими словами, уровень не такой, как в Ле-Мане, но очень близок. Братья Фитипальди осознают, что у них нет бюджета на такую машину, и решают собрать собственный автомобиль на базе серийного VW Beetle.

Модель VW производилась в Бразилии на протяжении десятилетий и пользуется огромной популярностью, а запасных частей здесь предостаточно. В проекте участвуют еще две интересные личности — Нельсон Бритци и Ричард Давила, которым в дальнейшем предстоит сыграть важную роль в автомобилях, созданных Лигье и Нисмо. Основная проблема серийного Beetle — слабый двигатель — рабочим объемом 1,3 литра и мощностью всего 46 лошадиных сил. С некоторыми доработками в Бразилии на тот момент двигатели Beetle уже готовятся к гонкам — их объем составляет 1,6 литра, а мощность составляет 130 лошадиных сил.

Однако и этого недостаточно, и братья Фитипальди решают установить два таких мотора в свой гоночный автомобиль. Они размещают два двигателя один за другим, приводя в движение заднюю ось, и их общая мощность составляет 260 лошадиных сил. К этому следует добавить небольшой вес братьев-прототипов — всего 407 килограммов. Это стало возможным после того, как братья сделали шасси максимально легким, установили просторную трубчатую раму, заменили оригинальное купе на реплику из стекловолокна и установили огнестойкую перегородку за сиденьем пилота, чтобы отделить его от двигателей.

Они также используют многое от Porsche 550 Spyder — от 5-ступенчатой механической коробки передач и барабанных тормозов до рулевого управления и всей передней подвески. Уилсон использовал свой опыт работы с Formula Vee, одноместных автомобилей с двигателями Beetle, и перенес на прототип всю полунезависимую заднюю подвеску своей последней формулы, которая имеет винтовые пружины. Спустя годы Уилсон объяснил, что машина была «сумасшедшей, с большим крутящим моментом», и на каждом повороте были резкие повороты и почти всегда серьезный занос.

Естественно, первая серьезная проблема обоих двигателей — это их охлаждение. Но братья размещают огромный воздухозаборник рядом с креслом пилота, оставляя только нижнюю половину лобового стекла. А через год добавили еще патрубки для встречного воздуха — на крыше машины и капот остается постоянно открытым.

На создание всей машины ушло почти два месяца, а за несколько дней до старта Emerson провела последние испытания «Интерлагоса», с которыми машина справляется без проблем. В произвольной гонке на «1000 километров Гуанараба» Эмо зафиксировал третий результат, опередив только Карлоса Паче с Alfa Romeo T33 и Сиднея Кардозо с Ford GT40. Однако в гонке удача предает братьев.

Emo занял третье место, заняв второе место, но позже выбыл из-за падения скорости. В следующем году они попробовали еще раз, но снова отказались от участия из-за повреждения, а затем продали машину. Но на этом история не заканчивается.

Дилерский центр Volkswagen в Бразилии связался с семьей Фитипальди, чтобы узнать секрет их прототипа, а позже появилась реплика гоночного автомобиля, созданная компанией, которая является очень точной копией оригинала. Именно этот автомобиль до сих пор можно увидеть на крупнейших автоспортивных мероприятиях Бразилии.